Неочевидные причины мирового паразитизма

Неочевидные причины мирового паразитизма

Когда заходит разговор о паразитической многослойной системе, культивируемой нашей цивилизацией, анализ редко идёт дальше ротшильдов-рокфеллеров-иллюминатов. Мол, весь цимус в этих товарищах. Очень частично это верно, но также и очень поверхностно. Самый простой анализ показывает, что сам принцип паразитизма широко представлен в областях, к которым данные товарищи не имеют никакого отношения.

Что в свою очередь означает, что рокфеллеры-ротшильды не первопричина а такое же следствие другой более главной и глубокой причины. Лежащей в самой основе структуры нынешней цивилизации. Сама цивилизация построена на этом принципе. Сейчас мы это и покажем. Как обычно, кратенько.

Чтобы это показать, вернёмся тысяч на 50 лет назад, когда никакого сапиенса ещё толком не было. Вернее был, но под сапиенсом мы будем понимать его кроманьонскую модель. Она появилась где-то тысяч 40 лет назад. А до этого времени царём природы был неандерталец. Будучи очень не слабым дядей, он решал вопросы в основном самостоятельно, зачастую силовым сценарием, и оттого был в значительной степени независим. Любая цивилизация, построенная на неандертальце, обязана была быть двухскоростной, когда этот дядя выполнял разную работу, а какую работу ему выполнять решал другой дядя, поумнее и возможно не такой сильный. Но умный. Понятно, что этот второй должен был отличаться от первого физически (и генетически соответственно). Понятно, что неандерталец эту разницу видел. И понятно, что существовать эта цивилизация могла только в идеальных условиях, потому что любые длительные проблемы гарантированно приводили к тому, что неандерталец говорил — злые вы, уйду я от вас — и уходил на волю в пампасы. Поскольку он был самостоятельным и мог сам о себе прекрасно заботиться. В отличие от умников, которым этот дядя был нужен для различных работ.

В этом случае, умники были сильно зависимы от них. А хорошо ли это — думали они. Скорее всего это им не должно было нравиться. Мне бы точно не понравилось. И поскольку они умники, наверняка они искали способы неандертальца поменять. Ну, типа генетическая селекция, там , скрещивание видов, не ждать милости от природы и т.д.. И вот, после каких-то экспериментов, эти мичуринцы таки создали менее мощное и зависимое существо, но и зато более покладистое к коллективизации.

Мало того, вся гениальность этого изобретения заключалась в инвариантности модели. Если неандерталец был стабилен но мало модифицируем при жизни, то эта новая модель, ввиду своей коллективности, была более развиваема. Если её бросить в лесу, то она оставалась слабенькой мауглистой тенью неандертальца, которая имела мало шансов на глобальный успех. А вот коллективное общественное сосуществование давало массу преимуществ перед предшественниками.

Которые предпочитали жить общинами по 25-30 человек, поскольку натуральное хозяйство, которое они вели, не позволяло им наскрести пропитания на большее население в рамках общины. Поскольку вели неандертальцы собирательско-охотничий способ жизни, а ему требуются большие угодья.

К тому же новая модель была более зависима от цивилизации и цивилизаторов, что в общем-то и требовалось. Мало того, модель была устроена так, что цивилизаторы могли принимать её формы, при достаточном развитии этой модели. В современных терминах это называется инициацией. То есть, рабочая модель от управленческой визуально очень слабо отличалась и не вызывала отторжения, как в случае с неандертальцем. Бинго!

Тут решалась целая гамма вопросов, невозможных для реализации при неандертальце. Стоит ли говорить, что как только эта модель была получена, смысл в существовании последнего пропал. Вид, существовавший 300 тыс лет, безо всяких катаклизмов пропал за менее чем 1000 лет. Если вы скажите, что ему в этом не помогали, это будет выглядеть очень странно. Но «помощь» могла быть разной. Я прихожу к выводу, что тут явились почти естественные причины. Поскольку всякому неандертальскому племени требуются большие территории, расширение ареала обитания кроманьонца автоматически приводит к исчезновению неандертальца, как было в японии с японцами и айнами. Хотя, наверняка и съели кого-то, не без этого.

Читайте также:  Лондон открестился от договорённости с Москвой вернуть дипломатов

Тут нужно добавить, что современные учёные твердят, что человек получился где-то в Африке. Они не уточняют, какая модель конкретно. Если говорить о кроманьонце, то его родина как раз не Африка а Европа. Область, занимаемая сейчас Аквитанией и Гасконью во Франции и ещё басками в Испании. Таким образом, тот «африканский» человек к сегодняшней модели отношение имеет очень косвенное. А сегодняшний человек — это в основном потомок кроманьонца. Едем дальше.Получив перспективную модель, мичуринцы начали строить социальные модели на основе неё. Поскольку модель сильно зависела от коллективных действий, получился феномен, что когда неандерталец решал вопрос, он делал всё сам, а кроманьонец решал его тем, что заставлял его делать других вместе.

Так мичуринцы получили возможность встроиться в цивилизацию на абсолютно естественных началах, без отторжения общества, а наоборот, при полной его поддержке. Причём, наличие проблем только укрепляло зависимость населения от мичуринцев и увеличивало их власть. Нужно ли говорить, что создание искусственных проблем стало неотъемлемой частью современного общества. Поскольку сохраняет статус управленцев. Приди, рассуди нас, барин.

Тут правда возникла проблема. Если неандерталец был силён и дремуч, и потому в умственном плане безопасен, то новая модель, и без всякой инициации, имела возможность, при развитии навыков, добираться до состояния развитости, относительно приближённое к мичуринцам, и достаточное для создания независимых источников управления. Это было и хорошо и плохо. Но больше плохо.

Плохо в том, что достаточно небольшое локальное сборище неинициированных (Йелем) кроманьонцев, чуток поумнее остальных соседей, могло самоорганизоваться в некий клан или род. Род обладал своими внутренними законами и совершенно не хотел слушаться внешнего управления. На повестке дня мичуринцев свали два насущных вопроса — первый, как развалить кланы и второй, как оглупить население.

Второй вопрос — отрицательная селекция — давно уже доказан независимыми антропологами. Хотя с ними продолжают спорить зависимые. Это нормально. Гранты-с. Но вот методы отрицательной селекции пока оставались неясными. Небольшой анализ по российским поэтам, например, проделал Владимир Семёнович Высоцкий. Помните его «Кто кончил жизнь трагически, тот истинный поэт». Автор исследования также не минул чаши этой, очевидно каким-то образом он это чувствовал.

Поскольку ничего случайного не бывает, можно предположить, что индивидуальные информационные установки многих выдающихся личностей выставлены кем-то не в лучшую для них сторону. Что и вызывает повышенный износ их организмов и, как следствие, ранний уход. Таким образом, при выставлении положительных характеристик, наоборот, уже для безынициативного глубинного населения, можно повысить их размножительную способность и процентное содержание в популяции. Что и работает как незаметная отрицательная селекция.

Разумеется, всё это нивелируется естественным отбором, где выживает умнейший, поэтому в первостепенной задаче мичуринцев стояло отбор этот упразднить путём повышения цивилизационного уровня и зависимости от общественных сервисов. Этому в немалой степени способствует автоматизация производства, глобальное разделение труда и электронный интеллект.

Читайте также:  Кто и почему продвигал «Новую хронологию»

Цивилизация выстроена так, что выжить в экономическом плане может только тот, кто может делать только что-то одно, но много и быстро, не думая. Многостаночники и универсалы при таком подходе обречены. Что также работает на отрицательную селекцию. Как результат — объём головного мозга за последние несколько тысяч лет уменьшился у среднего кроманьонца (то есть у нас с вами) порядка на 10-15%. А система-то исправно работает.

Процесс разрушения родов и кланов практически уже завершён с внедрением государств, как инструментов угнетения/организации/способов развития (нужное подчеркнуть) и продолжает прогрессировать в сторону уничтожения семей и прочих мелких оставшихся социальных формаций к атомарному состоянию общества, которым наиболее просто управлять. Особенно, при наличии систем распознавания, социальных классификаций и прочих искусственно-интеллектуальных фич Нового Дивного Мира.

Благодаря всем этим преобразованиям, степень паразитарности цивилизации достигает невиданных для дикой природы значений. Поскольку мерилом успеха являются бумажные или электронные деньги — по сути ничего не стоящие бумажки или крестики-нолики на носителях — реальный труд обесценен и полностью зависит от настроений тех, кто эти бумажки печатает.

Что позволяет им, при наличии отработанных механизмов возврата средств на базу, просто обворовывать реальных производителей или ресурсодержателей в обмен на эти ничего не стоящие фантики. Что, в свою очередь, изымает ресурсы, необходимые для развития, в пользу бесцельного потребления тщательно отобранными представителями.

И шансы обворовываемых понять или изменить этот механизм всё более призрачные, поскольку сама структура цивилизации, сам хомо сапиенс, его текущая модель, изначально зависим от этих цивилизационных плюшек. Плюс, отрицательная селекция и отсутствие организационных альтернативных структур (какими были родовые и клановые структуры, на очереди профсоюзы и т.д.) добавляют красок в эту картину, доводя её до полной завершённости.

Нужно ли упоминать, что мичуринцы до сих пор присутствуют в этом процессе, и они намного намного выше всех обозреваемых рокфеллеровско-ротшильдских горизонтов. Именно эти мичуринцы продвигают дальнейшие прогрессивные идеи, делающие рядового человека всё более зависимым от цивилизации. И с повышением производительности труда, открытием для цивилизации новых технологий, такая зависимость видится всё более весомой.

Именно она будет локомотивом материальной поддержки гипертрофированного перераспределения благ от производителей к чистым потребителям, именуемого в народе паразитизмом. Эта тенденция будет только возрастать, и кто попадёт в первые, а кто во вторые, прописано в информационной модели общества. Чьи качества под описание какой модели подходят — тот и получает такие установки. Таким образом будут воспитываться те качества, которые нужны мичуринцам. А какие — догадаться несложно. Зависимость, послушание, безынициативность. Кто буйный, непослушный, независимый — тому будут другие установки. О них и была песня Владимира Семёновича.

Скатываться до полной зависимости от цивилизации (электромашина, электрожена, электромуж и т.д., всё электро) конечно заманчиво, но за эти плюшки требуют плату (obey) на которую не все пойдут. С другой стороны, уходить в поля-огороды отстреливаясь — тоже глупо.

Как говорится, красные пришли — грабют, белые пришли — тоже грабют. Куды бедному крестьянину податься. Сложно сказать, возможно, лучшее положение — где-то посредине. А поскольку середин много, у каждого она своя, то и решает каждый сам, где она проходит. По сути, найти свою середину, баланс между общественной зависимостью и личной свободой, и есть найти своё место в жизни. По-моему, так.

Чего всем и желаю. Ну и всех благ.

Прочитали? Поддержите наш сайт http://airnavigation.ru — поделитесь новостью в соц.сетях! Спасибо!

Источник